Евровидение 2017: за чей счет этот банкет?

Украина, как официально признано по ряду показателей, беднейшая страна Европы, провела одно из самых дорогих песенных праздников стоимостью 38 млн долларов. Это не вызвало серьезного возмущение общественности, ведь организаторы конкурса неплохо заработали, а украинцев успокоили тем, что хоть получилось и дорого, зато мы показали себя не хуже, чем Европа.

Сколько нам стоила эта показуха?

Как известно, Украина не бедная страна, а ограбленная. Согласно этой традиции, как и каждое общенациональное событие, Евровидение-2017 в Киеве стало одним из самых дорогих конкурсов за историю этого праздника. Бюджет Евровидения-2017 составил в результате миллиард гривен (около 38 миллионов долларов),хотя первоначально планировалось потратить всего 450 миллионов гр. Примерно столько же, сколько потратила в 2011 году Германия и Норвегия — в 2010 году, и меньше, чем Россия в 2009-м — 42 миллиона, и гораздо меньше, чем Азербайджан в 2012-м — 64 миллиона долларов. Однако больше, чем во время Евровидения-2013 в шведском Мальме, которое обошлось всего в 26 миллионов и считается одним из самых скромных шоу в истории конкурса.

То есть бедная страна с самой низкой пенсией в Европе, находясь в состоянии войны, выпрашивая у международных организаций кредиты, пытается показать себя не хуже богатых стран ЕС. Украина со средней пенсией в 75 долларов умудрилась потратить на Евровидение вдвое больше, чем Швеция, где средняя пенсия — 1,5 тысячи евро. Если богатые нефтью РФ и Азербайджан имеют откуда взять деньги, то наше государство их не имеет, но понтов от этого не меньше.

Однако, если то, что на Евровидении-2017 организаторы и подрядчики неплохо заработали, еще можно понять, то неприличную роскошь и неоправданную дороговизну отдельных деталей праздника можно объяснить или неразумным хввастоством, или беззастенчивым грабежом и без того ограбленной страны.

Смета конкурса впечатляет – почти миллиард гривен. Из них 455 миллионов выделены из государственного бюджета, 165 миллионов – из бюджета Киева, другие средства собирались получить от спонсоров, продажи билетов, европейского вещательного союза и аренды комментаторских кабинок.

Еще в феврале 2017 года часть работников «Национальной общественной телерадиокомпании Украины», которая готовила проведения конкурса, заявила о выходе из проекта через раздутые цифры бюджета. В частности, многие люди жаловались на фактического руководителя конкурса, заместителя гендиректора НСТУ Павла Грицака, после прихода которого стоимость проекта была увеличена еще на 200 млн грн.

Между прочим, журналисты программы «Схемы» узнали, что зрительские трибуны для Евровидения установила компания «Артмакс Инжиниринг», которая связана с тем же Павлом Грицаком. Сначала тендер на построение трибун выиграла немецкая компания Nussli Ltd. Однако после назначения Грицака исполнительным продюсером конкурса, НТКУ отказалась подписывать с ней контракт из-за несоответствия украинским нормам». Немцы еще долго удивлялись, почему качеством их работы довольны во всей Европе, а вот до «украинских норм» они «не дотянули».

Недопустимо дорого обошлась украинским налогоплательщикам и печально известная Верка Сердючка, которая, между прочим, была причастна к неудачному отбору представителей Украины на конкурсе, которые выступили с позорным результатом. Создание примитивного короткометражного фильма «Евровидение с Веркой Сердючкой», обошлось бюджету в 1 миллион 800 тысяч грн, что очень похоже на банальное отмывание денег.

Только на костюмы ведущих было потрачено 880 тысяч гривен. Для них заказали эксклюзивную одежду от украинских дизайнеров. Для этого провели три тендера. Один договор стоил 605 тысяч гривен, второй -150 тысяч, третий -140 тысяч. Одни штаны ведущего стоили 23 тысячи грн, это объяснили еще даже минимальным расценкам «дизайнеров». Самих же костюмов было закуплено несколько десятков — не будут же украинские ведущие целый вечер выступать в одном костюме. Один из видов костюмов, отличался блескучестью, даже вызвал шквал критики и насмешек в соцсетях — и на них тоже потратили десятки тысяч гривен.

Аренда Международного Выставочного Центра на весь период музыкального праздника стоила более 35 миллионов гривен. Из самого дорогого на сцене – свет. Целых 79 миллионов гривен потратили на световое оборудование конкурса. Чуть меньше за аренду видеоэкранов и видеопроекторов получила компания Production Resource Group AG – 32 миллиона гривен. Нидерландское ООО Unbranded LLC получит за монтаж и демонтаж сцены 30 миллионов 607 тысяч гривен. Еще 14 миллионов 262 тысяч организаторы заплатили за системы видеонаблюдения компании «ЕсАйБіс».

А вот, например, обеспечения конкурса Интернетом стоило 14 млн гривен. Это можно было бы объяснить, если бы Интернет-кабели были золотыми, но украинцам решили этой статьи расходов не объяснять. Так же как и закупку минеральной воды, которая обошлась почти в 100 грн за бутылку. Ведь пусть европейцы знают, что мы — богатая страна и не даем гостям любую воду, с какого там Трускавца — мы покупаем самую дорогую! У нас уже все солдаты, которые воюют на Донбассе, обеспечены лекарствами и медикаментами, квартирами и вооружением, следовательно, мы можем покупать и воду за сотню гривен.

Конечно, обыватели не являются специалистами в организациях концертов и стоимости дизайнерских и технических услуг, однако можно вполне логично предположить, что создание двух мужских костюмов и неуклюжего несколькоминутного видеоролика с Сердючкой, похожего на любительское видео, можно организовать за меньшую сумму, чем миллион гривен. Организаторы Евровидения, совместно с Министерством культуры обращаются с народными деньгами, как со своими собственными, и на лево и на право раскидывают их сомнительным фирмам. Многомиллионные бюджетные расходы вполне можно было бы существенно сократить — ведь вряд ли конкурс был бы хуже, если бы у ведущих не было 20 костюмов, а по крайней мере 5 значительно более дешевых. Никто из европейцев не упрекнул бы никого в стране, которая воюет и борется с падением экономики.

Что нам дало Евровидение?

Конечно, были не только потери, но и определенные «достижения». Украина сохранила достоинство, не пустив на конкурс представительницу РФ, чьи политтехнологи надеялись поставить наше государство в трудное положение, заставив прогнуться под Кремль» и выбирать между позором и потерей чести. На конкурс было продано 60 тысяч билетов, в столицу Украины приехали 20 тысяч туристов со всего мира. В течение почти недельного шоу они оставили немало долларов и евро в киевских гостиницах, кафе, развлекательных заведениях и супермаркетах. Десятки тысяч иностранцев увидели Украину другой, чем до этого им показывала «Russia Today». Сотни миллионов европейцев увидели престижное шоу из страны, которая, по заверению российской пропаганды, уже третий год как «разваливается». Поэтому миллионы, потраченные на конкурс, как уверяют организаторы и их информационное сопровождение, — это инвестиции в бренд «Украина».

Однако «улучшения» имиджа Украины в Европе рядовые украинцы вряд ли почувствуют, а вложенные «инвестиции» не дадут прямого эффекта в виде кредитов или поставок оружия. Однако опорожнение государственного бюджета украинцы уже чувствуют. Пока власть говорит об организации песенного конкурса на самом высоком европейском уровне, сотни тысяч украинцев не в состоянии заплатить за коммуналку, газ и отопление, которые иногда достигают 6-7 тысяч грн в месяц. Во многих районах украинцы выключили газовые котлы и ради экономии перешли на дрова. В то время, как в Киеве показывают шоу для иностранцев, украинские крестьяне вырубают рощи, и в ХХІ веке — возрасте технологий, топят дровами — иначе не выжить. Для кого тогда эти понты и за чей счет этот евро-пир? И кто из украинцев дал право чиновникам и организаторам бездумно тратить бюджетные деньги на ненужную показуху? Кто с украинских налогоплательщиков, деньгами которых пользуется Министерство культуры, позволил покупать одежду ведущих за наш миллион гривен?

Еще Маргарет Тэтчер, которая стала автором «английского экономического чуда», говорила, что государство и чиновники не имеют своих денег. Они имеют лишь деньги налогоплательщиков, которые люди временно дали им в пользование для выполнения определенной работы. И они должны отчитываться о каждой копейке: как, сколько и на что они потратили чужие деньги. Украинцам эту цитату следует начинать изучать еще с детсадов, и, возможно, тогда эту страну перестанут так нагло грабить свои же чиновники и «организаторы конкурсов».


Добавить комментарий