Кирилл Юхно: защита прав кредиторов. Взыскать нельзя помиловать!

В Украине защита прав кредиторов оставляет желать лучшего. В чем причина? В неэффективности государственных институтов, призванных регулировать отношения в бизнес-среде? В законодательстве? Может, в ментальности недобросовестных бизнесменов, исповедующих кредо «долги отдают только трусы»? Попробуем разобраться.

Причина 1: Правоохранительная система, суды, исполнительная служба

Факт – в Украине не работает механизм наказания за долги, равно как и механизм возврата долгов. Тысячи малых и средних предпринимателей сталкиваются с тем, что их поставщик не поставил оплаченный товар и не вернул предоплату.

Обращения в суды и исполнительную службу не приводят к возврату денег, должник попросту «бросает» предприятие с долгами и продолжает заниматься бизнесом, используя другие фирмы.

Заявления в полицию о привлечении к уголовной ответственности за умышленное неисполнение судебного решения (статья 382 Уголовного кодекса) или за мошенничество (статья 190 УК) в 99,99% случаях ни к чему не приведут, потому что:

а) должник расскажет в полиции, что его самого «кинули» мифические третьи лица и денег на счету его компании нет и взять неоткуда, и следователь ему поверит;

б) имущество, которым пользуется должник и его семья в повседневной жизни, никакого отношения к компании-должнику не имеет;

в) проследить движение средств по счету компании-должнику и далее «по цепочке» получателей этих средств у следователя, якобы, нет полномочий и это вообще «банковская тайна» (а на самом деле – нет желания кропотливо этим заниматься) и т. п.

Большой же бизнес вынужден содержать собственные мини-армии силовиков (официальные охранные агентства) и использовать другие нетипичные в цивилизованном мире способы, в том числе иметь своих агентов в ключевых госструктурах, поскольку надеяться на суд и полицию не приходится.

О полном отсутствии в Украине эффективной системы исполнения судебных решений недавно заявил Европейский суд по правам человека, рассмотрев дело «Бурмич и другие против Украины».

Какова реакция нашего политического бомонда? Никакой. В Министерстве юстиции, которое должно нести ответственность за исполнение судебных решений, даже не комментируют это решение ЕСПЧ.

Единственный аргумент Минюста, мол, мы ввели институт частных исполнителей, чтобы повысить эффективность исполнительного производства. Но за последние полгода лишь единицы частных исполнителей допущены Минюстом к профессии.

Кроме того, наиболее крупные долги (свыше 6 млн грн) вправе взыскивать исключительно государственные исполнители.

То есть, в ближайшие несколько лет частные исполнители не смогут кардинально улучшить состояние дел с исполнением судебных решений.
Очень жаль, но недопустимо низкий уровень профессионализма не является препятствием для занятия высоких постов на госслужбе, главное – быть в команде и преданно служить тем, кто тебя поставил.

Причина 2: Законодательство?

На мой взгляд, самая главная проблема украинского законодательства – это его неисполнение. Начиная от Конституции, которая закрепляет наиболее полный набор европейских стандартов прав и свобод человека в Украине, и заканчивая предусмотренными в законах широкими полномочиями судей, госисполнителей, следователей – у нас достаточное законодательство для наведения порядка.

Законы в Украине принимаются сотнями ежегодно. Но увеличение количества законов не поможет, поскольку не работает механизм принуждения к исполнению законов. Зачем исполнять закон, если другие этого не делают?

Проблема в том, что сверху вниз по властной вертикали культивируется подход, который заключается в том, что предпочтение отдается не зарплате за исполнение своих установленных законом обязанностей, а «благодарностям» за неисполнение этих обязанностей.

И недобросовестному бизнесу это выгодно – условно говоря, зачем возвращать миллиарды долгов кредиторам, если можно раздать миллионы в нужные инстанции и «закрыть вопрос».

В результате, финансовая система продолжает терпеть миллиардные убытки. А это, в свою очередь, тормозит восстановление кредитования в стране, а соответственно и полноценное развитие финансовой системы, смягчение бизнес-климата и рост экономики Украины.

Но все же есть и вопросы, которые необходимо изменить в действующем законодательстве. Например, законодательство запрещает иностранным инвесторам решать корпоративные споры, касающиеся их прав в украинских предприятиях, в международном арбитраже. К чему это приводит?

Учитывая высокую степень недоверия иностранных компаний украинским судам, очень немногие иностранные инвесторы рискуют вести бизнес в Украине. На наш взгляд логичной является возможность судиться в знакомой тебе юрисдикции, по знакомому праву и в знакомом судебном учреждении, обладающем высокой репутацией. Однако, международные компании, желающие основать бизнес в Украине, лишены этой возможности.

Банкиры, как правило, жалуются на пробелы в законодательстве и невозможность совершенствовать правовую базу из-за нежелания нардепов принимать предлагаемые финансовым сообществом законопроекты. Не секрет, что многие из тех, кто сегодня имеет полномочия принимать законодательные решения, сами же и являются собственниками компаний – крупных должников.

Причина 3: Особенности менталитета и «схемы» на сотни миллионов

Есть версия, что иностранцы боятся вести бизнес в Украине и по причине недоверия к украинским партнерам. Мол, договоренности не соблюдаются, обещания очень быстро забываются и т. п.

По моему глубокому убеждению, негативные черты любого менталитета раскрываются в благоприятной для этого среде, и наоборот – в государстве с сильной правоохранительной и судебной системой не будет места бизнесменам, которые не исполняют договоренности и не дорожат своей репутацией. Точнее, места найдутся, но эти места будут «не столь отдаленные».

А пока, к сожалению, в нашей стране процветают различные «схемы». Как выглядит процесс взыскания долга с проблемных заемщиков в нашей стране?

Срок судебных разбирательств: от полугода до нескольких лет. Думаю, причины затягивания объяснять не нужно. Затем – стадия исполнения судебного решения. Точнее, стадия неисполнения, как отметил Европейский суд.

Недобросовестные заемщики зачастую избегают исполнения обязательств путем ухода в банкротство с последующей продажей активов себе же (иногда на фиктивных аукционах) или перерегистрации активов на другие связанные юрлица.

Для наглядности и понимания действий «схемщиков» приведу пример с бесплатным завладением активами, находящимися в залоге у государственного Укрэксимбанка.

Еще в 2007 году банк выдал кредит под залог логистического центра, размещенного на 2 га земли под Киевом. Имущественным поручителем по кредиту выступило ООО “Автодом”.

Кредит возвращать никто не планировал, а ООО «Автодом» ушло в банкротство. Имущественный комплекс под Киевом рыночной стоимостью более 100 млн грн в 2014 году без спроса у ипотекодержателя – государственного Укрэксимбанка – был выставлен на торги и продан в 50 раз дешевле рыночной стоимости на фиктивном аукционе. Почему фиктивном? Потому что биржа-организатор торгов сразу исчезла, оплаты не было, в помещении, где якобы проводились торги, никто о торгах и не слышал.

После этого имущество «кочевало» от одной офшорной компании к другой. При этом, имущественный комплекс приносил «новым собственникам» ежемесячный доход от аренды в размере около 1 млн грн.

Несколько лет длились суды за отмену фиктивного аукциона, за истребование из незаконного владения этого имущества, которое по бумагам переезжало из одной иностранной юрисдикции в другую, делилось и объединялось.

Примечательно, что одна из судей, которая признала фиктивный аукцион законным и не нашла оснований считать нарушенными права госбанка, успешно прошла конкурс в новый Верховный Суд. А где прокуратура? Где полиция? Представители прокуратуры ходили в суды, им вся эта история известна. И несмотря на то, что государственный банк получил многомиллионные убытки – прокуратура не могла помешать перерегистрации имущества с одних офшорных мошенников на других и на третьих.

Наша команда защищала в суде интересы ООО «Автодом» в лице нынешнего ликвидатора. В результате мы добились справедливости, а Укрэксимбанк получил возможность вернуть значительную часть из более 200 млн грн средств, выданных под залог присвоенного схемщиками имущества. Несколько недель назад точку в этом деле поставил Высший хозяйственный суд Украины.

На борьбу за имущество и права ликвидатора, должника и залогового кредитора было потрачено 4 года. Причем результата добились не только благодаря работе юристов, но во многом и благодаря журналистам – журналистское расследование «112 канала» вызвало немалый резонанс, а всплывшие факты помогли убедить суды в неправомерности этой схемы.

А сколько подобных дел так и не получают логического справедливого завершения? Сколько на этом теряют кредиторы? А государство Украина? Какие репутационные риски все это несет для инвестиционного имиджа и развития бизнеса в нашей стране?

Вопросы, которые по причине системного нежелания отдельных лиц менять ситуацию уже давно перешли в разряд риторических.

Кирилл Юхно, советник Адвокатского объединения «ЮФ «Ario»