Кристина Волощук: сотрудничество Украины и МВФ. Катастрофична ли наша зависимость?

Часто можно услышать, что Украина находится в чрезмерной зависимости от МВФ и это в какой-то мере “убивает” экономику нашей страны. МВФ диктует свои правила, толкает к нужным им реформам и т.п. Так ли это? Может ли Украина сегодня выжить без МВФ?

Каждый из нас, наверняка, слышал о сотрудничестве между Украиной и МВФ: транш, реформы, внешний долг, инфляция, светлые перспективы будущего. В рамках этого взаимодействия можно было бы использовать вышеупомянутый перечень слов в качестве хэштегов и только.

Но каждый ли гражданин Украины до конца понимает рациональность и необходимость получения денег от МВФ? Как улучшится жизнь среднестатистического человека от получения нами следующего транша? И самое интересное, нужно ли вообще его получать?

Напомню, МВФ – это агентство, созданное в рамках ООН для возможности предоставления кредитного ресурса странам-учасникам с целью улучшения определенных макроэкономических или глобальных процессов.

Среди популярных: усиление валютных резервов государства, стабилизация уровня инфляции, уменьшение безработицы, внедрение действующих социальных программ, развитие внешней торговли.

Экономическая ситуация Украины, безусловно, оставляет желать лучшего, и именно МВФ может содействовать данному прогрессу. Однако каждый инструмент, в том числе и МВФ, должен иметь свою «трезвую» долю влияния на общий, а тем более государственный процесс.

Соответственно из чего именно состоит помощь Фонда и каков ее результат (рассматриваем на примере нескольких стран):

Выделение объективного размера транша под конкретные цели.

Грузия. Страна, которая после тесного сотрудничества с Фондом официально заявила, что в помощи больше не нуждается. Успешно преодолена проблема бедности населения, на которую МВФ выделил Грузии около 60 млн долл (данная сумма составляет лишь 1% от общего объема выделенных для Украины средств за последние 2 года – авт.).

Внедрение эффективных реформ и программ по борьбе с коррупцией и минимизацией теневой экономики.

Хорватия. До внедрения реформы антикоррупционных действий, страна занимала 1-е место по взяточничеству среди европейских стран на 2014 год. В 2017 г. – Хорватия находится на 79 месте.

Репутация как одна из форм нового входа иностранных инвесторов.

В наше время трудно переоценить значение рекламы, пиара и рейтингов той или иной деятельности, отдельных объектов, корпораций или даже государств. Если МВФ, Всемирный банк, ЕБРР инвестируют, то этим будут заниматься и менее масштабные отдельные инвесторы.

Но следует помнить, что сотрудничество с МВФ эффективно при условии периодического получения средств, а не накопления долга и его увеличения. Такой подход быстро и незаметно начинает набирать обороты и загоняет страну под конкретные обязательства. Что именно имею в виду?

  • Во-первых, никто не отменял возвращения кредитной помощи. Принцип полученного транша от МВФ предусматривает в оговоренные сроки вернуть средства.
  • Во-вторых, постоянные кредитные соглашения на уровне страны приводят к увеличению государственного долга, что в свою очередь влияет на ограничение развития отдельных программ совершенствования.

Это прекрасно демонстрирует пример Греции. Стремительно растущий и высокий уровень обязательств перед кредиторами, в первую очередь МВФ, привел к неплатежеспособности, политической нестабильности и падению экономического развития.

Модель страны была построена на принципе «государственное развитие за счет долга», и какие результаты на сегодняшний день: обязательства перед МВФ – около 350 млрд долл. (175% от ВВП 2016 г.), уровень безработицы сократился на 2% в период 2016 года (с 24% до 22%).

Маргарет Тэтчер как-то говорила, что без экономической свободы никакой другой свободы и быть не может.

Можно ли использовать выгоду от международных отношений страны с переходной экономикой без привлечения МВФ?

Можно, и это продемонстрировал Сингапур. Секрет страны, который ввел великий реформатор Ли Куан Ю, строится на основе человеческого капитала, а именно инвестиций в образовательную деятельность населения.

Таким образом мировые гиганты заходят на рынок Сингапура не за дешевой рабочей силой, а как в высокоинтеллектуальный центр, который непосредственно обладает высоким потенциалом роста.

А что с Украиной?

Ситуацию нашей страны можно приравнять к пациенту, которому врач выписывает медицинский рецепт для реабилитации и выздоровления. Но почему мы не используем комплексное лечение, а принимаем только один тип лекарств?

Кристина Волощук, руководитель проектов Kreston GCG